С 14 по 22 октября 2017 года в Сочи пройдёт XIX Всемирный фестиваль молодёжи и студентов.

Это третий подобный фестиваль, который принимает наша страна за все время его существования. Первые два проходили в Москве в 1957 и 1985 годах. Каждому из них были присущи своя атмосфера, свой настрой, свой исторический, политический и культурный контекст. Вряд ли сегодняшняя молодежь может до конца прочувствовать эмоции и восторги молодежи 50-х от встречи с зарубежными ровесниками, ощутить то предвкушение свободы, которое царило во времена перестройки.

Историю делают люди. А история делает людей мудрыми и ответственными.

С марта по август этого года Российская государственная библиотека для молодежи провела Общероссийскую акцию «Дневники Всемирного фестиваля молодёжи и студентов. Москва — 1957. 1985», целью которой был сбор интересных фактов, воспоминаний очевидцев и историй участников. Акция не оставила равнодушными многих. Самые разные люди прислали множество материалов: от уникальных артефактов до личных писем.

Эти свидетельства «из первых рук» и составили основу данного веб-проекта, названного «Дневники фестиваля».

Говорят: историю делают люди. А история делает людей мудрыми и ответственными.

Душа и сердце присутствуют во всех моих фотографиях. Николай Рахманов

Николай Николаевич Рахманов — фотограф, фотожурналист, признанный классик фотоискусства. Свой творческий путь начал в 1950-е годы как фотокорреспондент в отделе иностранной фотоинформации ТАСС в кругу легендарных мастеров — таких, как Валерий Генде-Роте, Евгений Кассин и др. В 1960—1970-х годах прошёл уникальную школу создания фотоочерка, работая в разных газетах и журналах, в том числе в «Неделе» — воскресном приложении газеты «Известия». В 1970-х годах Рахманов одним из первых начал заниматься цветной фотографией. За последовавшие 40 лет в разных издательствах мира вышло около 60 его авторских книг и фотоальбомов. Фотокниги Рахманова были отмечены различными высокими наградами, сам он много лет возглавлял секцию фоторепортёров Союза журналистов Москвы, а его персональные выставки украшали лучшие залы России и многих европейских стран.

Николай Николаевич — лауреат премии Международной гильдии профессиональных фотографов СМИ России «Золотой Глаз России», обладатель Почётного Знака Союза журналистов РФ и Австрийского рыцарского ордена замка «Lokhen Hause», а также премии «За достоинство и профессионализм».

В 1957 году тогда ещё молодой фотограф Николай Рахманов снимал IV Всемирный фестиваль молодёжи и студентов в Москве. Мы попросили мастера рассказать о своих впечатлениях.

О своей работе в год фестиваля

Я родился в 1932 году, значит в 1957, когда в Москве проводился первый Фестиваль молодёжи и студентов, мне было 25 лет. В то время я работал в Фотохронике ТАСС. Это было одно из главных агентств Москвы, и мне была поручена очень важная миссия — фотографический рассказ о фестивале. Для экспозиции фотографий была выставлена целая витрина Фотохроники ТАСС.

От ТАСС снимали, помимо меня, ещё один-два человека. Конечно, такое большое событие одному фотографу не охватить. Спортивные соревнования, культурные мероприятия проводились в самых разных местах. Но мой главный подвиг — это съёмка на открытии: проезд на стадион и съёмки на стадионе. К сожалению, всё, что я снимал на стадионе, я должен был отдать агентству, те времена были в этом отношении суровые. Но некоторые вещи, которые я немного снимал второй камерой, у меня сохранились.

Впечатления от парада в Москве

На меня фестиваль произвёл сильное впечатление. В те времена и страна, и Москва были очень закрытыми. Железный занавес и прочее. То, что я увидел, — фестивальные машины (это были грузовые машины — ЗИЛы с открытыми бортами), ехавшие с делегатами по Садовому кольцу, — было необычно для того времени. Удостоверение фотохроники ТАСС давала мне возможность прыгать с машины на машину. Так что я таким образом пересаживался и каждая делегация меня принимала, помогала взобраться на машину.

Enlarge

rakhmanov_1957_01
VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов в Москве, 1957 г. Фото: Николай Рахманов

Это было какое-то невероятное единство, ощущение великой дружбы. Ведь российские люди всегда были очень открытые, особенно москвичи. И вот эти разноцветные тянущиеся руки, перегибающиеся с бортов, — арабы, немцы, французы и так далее — огромная толпа в этом узеньком проходе, по которому с трудом двигались грузовые машины с делегатами съезда, направляясь на стадион.

Мне приходилось снимать не только само заполнение стадиона, но и встречу целого ряда делегаций, которые приезжали на Киевский вокзал, и это было то же самое. Это был такой порыв москвичей, порыв россиян — почувствовать единство и познакомиться с миром. У меня это вызывало огромную радость в душе, чувство, что всё-таки мы — люди мира, что мы принимаем всех гостеприимно, готовы всех накормить, напоить.

Enlarge

rakhmanov_1957_02
VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов в Москве. Ивановская площадь, 1957 г. Фото: Николай Рахманов

У себя в архиве совсем недавно нашёл удивительный снимок. Это панорама в Кремле, на Ивановской площади, которая была до краёв заполнена народом. Главным на сцене был огромный афроамериканец с саксофоном. Он с таким упоением, с открытой душой играл блюз. Люди на площади танцевали, обменивались дружескими подарками — значками, сувенирами. Это было замечательно, неповторимо.

Взгляд на профессию фотографа

Сначала я работал в фотохронике репортёром, но постепенно начал заниматься фотожурналистикой в редакции, которая выпускала материалы за границей. Мы должны были снимать фотоочерки, в которых рассказывали, как живут москвичи, чем они занимаются, что покупают, что производят, где работают. Но это были какие-то интересные люди. И мы с моими коллегами снимали эти очерки и работали в отделе под названием «Редакция иностранной фотоинформации».

Там я познакомился с человеком, которого до сих пор вспоминаю и который меня многому научил, — Петром Семеновичем Кличко. Он мне дал один важный совет, который, я думаю, пригодится и молодым фотографам. Он мне сказал: «Коля, ты пойми, снимают не фотоаппаратом. Фотоаппарат — это техника. Снимают душой и сердцем, и, конечно, головой». Этому совету я следовал всю свою жизнь, душа и сердце присутствуют во всех моих фотографиях. Это моя любовь к природе, городу, людям, событиям. Почему-то я не могу снимать человеческие несчастья. Мой коллега прозвал меня фотографом-домушником. Я очень любил лазить по крышам, по чердакам и снимать с высоких точек. Эта любовь осталась у меня до сих пор.

Музыка такая торжественная, песни, все поют, весь стадион поет, это вдохновляет, впечатляет очень. Нина Турчанинова

Нина Рубеновна Турчанинова всю жизнь посвятила любимому делу — работе учителем начальных классов в школе, о которой вспоминает с теплом и улыбкой. В дни проведения VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов, будучи 16-летней школьницей, по поручению райкома комсомола сопровождала делегации Пакистана, Индии и Югославии. Нина Рубеновна поделилась воспоминаниями о самых ярких событиях тех фестивальных дней.

— Как вы узнали о том, что будет проходить фестиваль молодежи и студентов в 1957 году в Москве?

К фестивалю готовилась вся страна, и мы, школьники, десятиклассники, также готовились. На уроках английского языка мы изучали, как сейчас говорят, топики, все темы. Мы изучали Москву. Рядом с нашей школой находился райком комсомола, который дал нам поручение, что наш район Краснопресненский будет опекать делегации Пакистана, Индии, Югославии, и поэтому: «Готовьтесь, вы будете их сопровождать на предприятия нашего района, в школы, на объекты, встречи с молодежью организовывать». И мы, получается, были волонтерами на этом фестивале. Мы как на работу приходили в райком комсомола, и нам давали поручение: сегодня поедете с пакистанской делегацией на митинг такой-то в Лужники. Завтра мы едем с такой-то делегацией еще куда-то на какой-то объект на встречу с молодежью, например, машиностроительного завода, который был рядом со школой.

Я, конечно, эту делегацию в свою школу привела, показала наш замечательный парк, и даже однажды один из делегатов решил проверить, не вру ли я, что я москвичка. И я ему дала адрес для переписки, а он пришел, когда меня не было дома. А жили мы в коммунальной квартире — это была Советская страна, 1957 год, только 12 лет после войны. А была дома моя мама, и она сказала: «Вот это все, что вы видите, это все Нинино. Это Нина здесь живет».

А он ей говорит: «А у меня тоже в Индии плантации, я, говорит, увезу Нину, и у нее будут такие же плантации». Вот мы с ним переписывались некоторое время, с этим пакистанцем.

Enlarge

autograph
Книжка «Автограф». Из личного архива Н. Р. Турчаниновой

Очень было много знакомств. Папа мне купил книжечку «Автограф». Она вся исписана. Вся! У меня была такая цель — все страны, которые там существуют, я должна иметь их автограф. И мы вместе с моим младшим братом бегали, буквально вот так каждый случай использовали для того, чтобы получить автограф. И если посмотреть на эту книжечку, то все страны — от Австралии до Японии — буквально все написаны. Это мой самый дорогой сувенир, я вам его покажу обязательно.

Ну и, конечно, значками обменивались, и вот платочек ко мне попал вот этот таким же образом. Мы очень много дарили им наших значков, наших матрешек, наш фарфор, который стоил тогда безумно дешево, статуэточки наши русские и обменивались адресами. Но я поступила в институт, и когда ко мне пришло письмо из Мексики, меня вызвали в ректорат и сказали, что переписку лучше не вести, будут неприятности. И переписку я прекратила, а мама сказала: «На всякий случай и письма эти удали, мало ли что».

— Какие мероприятия предшествовали фестивалю 1957 года?

В школе фестиваль, в каждом учреждении, в районах были фестивали. Моя мама, она была музыкальным руководителем в школе, разучивала с нами песни фестивальные. «Гимн демократической молодежи мира» все должны были знать, «Дети разных народов»… Мы должны были выучить еще несколько песен народов других стран (польские, чешские), так нас готовили к фестивалю. На уроках музыки, на уроках истории, на уроках иностранного языка нас целенаправленно готовили к общению, к тому, чтобы мы могли показать свой город, что-то рассказать о своем районе, о предприятиях, о своих друзьях. Это было очень хорошо подготовлено, очень хорошо.

— Какие крупные мероприятия проходили в городе, в стране в преддверии фестиваля — 1957? Как готовилась Москва?

В каждой организации каждый коллектив проводил свой фестиваль, местный — школьный, районный, городской, коллективы соревновались, чтобы попасть на этот фестиваль с музыкальной программой, с художественной. Что было там? Надо было подготовить танцы разных народов, песни разных народов, русские песни, советские песни, конечно же, — то есть показать свое искусство и познакомиться с искусством других стран. Вот, например, моя подружка — она испанские танцы демонстрировала, свое мастерство. Готовили, конечно, по-разному, были и спортивные мероприятия, посвященные фестивалю.

— Были ли вы с делегацией на открытии фестиваля? Впечатлило оно вас?

Понимаете, мы же не искушенные еще были, 12 лет только от войны. Вот этот фейерверк, который сейчас в каждом дворе можно сделать — для нас это было событие. Это ликование, это толпа, шумная толпа. Говорила девушка, вьетнамка, которая жертва войны вьетнамской, она говорила шепотом, но её все слышали. Вот какие-то такие мероприятия громко-тихие, тихо-громкие — потрясающе вот прямо все по жилкам проходило, пропускалось через сердце. Это было все искренне, естественно и демократично, это мое такое мнение. Может, у кого-то другая точка зрения, но мне кажется, что это главное, что мы чувствовали себя свободно, не озираясь по сторонам.

— Какой была Москва в 1957 году?

Было очень много оформления — плакаты, портреты известных деятелей искусства, не только наших, зарубежных, киноактеров, очень это было все пестро, очень много было иллюминаций, и гуляния были практически всю ночь. Вся Москва работала на фестиваль. Москва не прекращала работу ни днем, ни ночью. Гулянья! Молодежь не удержишь. Было какое-то мероприятие, потом после этого митинга все гуляют, танцуют. Стихийно организовывались такие хороводы, какое-то братание, все держались за руки, пели, что-то скандировали на всех языках, это было так непроизвольно все, никто не дирижировал, не руководил, это вот такая туда приехала молодежь. Мне кажется, сейчас там отбирают по другим приоритетам, искусственно. Тогда были люди — борцы за мир, которые подвергаются репрессиям в своей стране за то, что они борются за свою свободу, вот такие были делегаты, понимаете? Борцы за свободу молодежи, за демократию, за мир, участники демонстраций, каких-то акций, вот такой народ был.

— Вы помните символику фестиваля 1957 года?

Цветок — это пять континентов и земной шар, мирное небо над ним голубое. Земной шар окружен лепестками, каждый из которых является здесь континентом, символизирует то, что все должны быть вместе и бороться за мир. На всех языках слово МИР, вот это вот натуральная косыночка.

— Как вы попали на фестиваль 1985 года?

На фестиваль 1985 года попала моя дочка, она занималась во дворце пионеров, в кружке. А тут была одна из площадок — дворец пионеров и юношества, потому сюда приходили, делегаты, встречи, концерты. Вот она принимала там участие в этих инсценировках. Вот, например, группа, в которой работала на фестивале моя дочь, — ей было тогда 11 лет, они разыгрывали сюжеты из русских народных сказок перед иностранцами, она Алёнушкой была. Русские сказки они озвучивали, русский фольклор, такое дали задание дворцу пионеров. Другие дети показывали работу в кружках, чем они занимаются, находили своих единомышленников. Были шахматные турниры дружбы, были танцы дружбы, были совместные технические какие-то работы, изобретатели встречались молодые. Очень все интересно было организовано в 1985 году.

Я была на закрытии в 1985 году. Тоже потрясающий фейерверк, очень красивое шествие, очень хороший концерт был, запоминающийся, все наши лучшие коллективы страны выступали. И как всегда на этих фестивалях самое трогательное — это открытие и закрытие, когда идут все по стадиону, делегации в алфавитном порядке. Но здесь никакого алфавита уже не может быть, потому что это средоточие единения, этого задора, этой молодости, это трогает очень. Больше всего мне запомнились открытие и закрытие. Музыка такая торжественная, песни, все поют, весь стадион поет, это вдохновляет, впечатляет очень.

Enlarge

karte
Пригласительный билет на церемонию закрытия VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Из личного архива Н. Р. Турчаниновой

— Как повлияли фестивали на культурную и общественно-политическую жизнь молодежи и страны в целом?

Я думаю, что это укрепило людей в мысли, что надо быть всем вместе, что надо бороться за мир, и молодежь, и вообще все страны могут что-то сделать против войны. Главная идея фестиваля была такая, которую сформулировала Маргарита Алигер: «Люди мира, спасите Землю от войны». Я считаю, что это единение против империалистических сил в политическом плане, чтобы весь мир увидел, что есть сила, которая может противостоять войне. Это главное.

 

Фестивали молодежи и студентов 1957 и 1985: общее и особенное

Всемирные фестивали молодежи и студентов, проходившие в Москве в 1957 и 1985 гг., без преувеличения можно считать самыми главным яркими культурными событиями в жизни советской молодежи и в истории страны.

marquez
Габриель Гарсиа Маркес (крайний слева) с друзьями на Красной плошади в Москве. Август 1957 г.

Как писал в своем очерке, посвященном фестивалю 1957 г., известный колумбийский писатель, участник VI фестиваля Габриель Гарсиа Маркес, «фестиваль стал спектаклем для советского народа, в течение 40 лет оторванного от всего света». И главную роль в этом «спектакле» играли гости фестиваля — иностранцы, приехавшие из разных уголков мира с удивительным языком и внешностью, песнями и танцами.

VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов в Москве. Кинохроника французской киностудии «Пате».

Атмосфера большой дружбы и свободы отразилась не только в фестивальных сувенирах и символике, но и в фестивальных выпусках газет, мемуарах и художественных рассказах.

О самых ярких и впечатляющих событиях фестиваля рассказывали первые полосы известных газет, и за каждой строчкой скрывалась большая история.

В памяти участников VI фестиваля навсегда останется церемония открытия: десятки тысяч белоснежных голубей взмыли в небо, трибуны аплодировали и завороженно смотрели им вслед.

picasso
Знаменитый набросок голубя мира Пикассо

Именно белая голубка, благодаря Пабло Пикассо ставшая символом фестиваля во всем мире, символизировала мирное небо и благополучное будущее. Стая белых голубей на церемонии открытия фестиваля подтверждала приверженность Советского Союза ценностям фестивального движения.

«Когда-то, как рассказывает древний миф, белоснежная голубка, свившая гнездо в шлеме бога войны Марса, помешала грозному сеятелю смерти отправиться в боевой поход. Пусть же голуби Москвы, которые поднимутся сегодня над трибунами стадиона, послужат залогом и надеждой того, что над земным шаром, над городами и селами Земли никогда не разорвутся смертоносные бомбы.

Добро пожаловать! — говорит Москва делегатам и гостям фестиваля. И в этих исконно русских словах — не только выражение радушия и гостеприимства, но и твердая вера в то, что VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов послужит самому большому и священному из всех существующих на земле дел — делу защиты мира», — писала газета «Советская культура» в день открытия VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов, первого в нашей стране.

Этой торжественной церемонии с голубями предшествовала долгая история подготовки.

Владлен Кривошеев — ученый, кандидат экономических наук, а тогда инструктор орготдела Московского горкома комсомола вспоминал, как ему была поручена самая важная миссия. В 1955 году его вызвал сам первый секретарь МГК комсомола Михаил Давыдов и сказал: «С сегодняшнего дня освобождаешься от всех дел. Займешься голубями. Через два года нам нужны 100 тысяч голубей!».

По сценарию Иосифа Туманова, известного постановщика массовых народных зрелищ, стаи голубей было мало. По его задумке над Лужниками, которые еще строились, должны были взлететь три волны голубей — белые, за ними красные, следом сизые.

Давыдов подчеркнул: «Сценарий для нас закон». И добавил: «И смотри, чтобы не было как в Варшаве!».

«Варшавский фестиваль только что закончился. Голуби там подгадили — в прямом и переносном смыслах. Поляки вынесли на центр стадиона огромный ларец, распахнули крышку, полагая, что птицы рванут в небо белым факелом. Но они не рванули, а выползли и стали бродить по стадиону, мешая движению колонн… Позор, одним словом», — вспоминал Владлен Кривошеев.

«Прежде всего было решено: всякие изысканные чеграши, дутыши, турманы — побоку. Ставим на обычных почтовых — они способны в нужный момент обеспечить нужный полет. Просто их за два года требуется вывести потребное количество. Кстати, сколько? Цифра 100 тысяч явно была взята с потолка, но, как ни странно, оказалась уместной. Нам ведь нужна гарантированно сильная и выносливая птица? Следовательно, если выведем 100 тысяч, то из этого количества за счет отбраковки получим к нужному сроку тысяч 40 именно таких — молодых, крепких. И срок в два года — тоже нормально. Если начать работу сейчас, то к 1957 году как раз станет на крыло третье поколение: экземпляры, гарантированно подходящие к операции.

По заводам пошли разнарядки: “Московский горком комсомола… во исполнение… просим оказать содействие…”. На предприятиях возводили голубятни. Мособлисполком обязали поставлять фураж…

1957X01
VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов в Москве, 1957 г.

И все-таки они взлетели — 40 000 голубей!

Но если вы никогда не видели, как взмывают одновременно десятки тысяч голубей — причем снизу они все смотрелись белыми, и потому показалось, что в небо плеснула кипенно-снежная лава, — знайте, вы многое потеряли в жизни. Кадры кинохроники сохранили этот момент. Трибуны ахнули, зрители повскакивали с мест, аплодировали».

Из интервью с Владленом Кривошеевым, газета «Аргументы недели».

Почти 30 лет прошло с 1957 года, когда Россия вновь стала хозяйкой Всемирного фестиваля молодежи и студентов в 1985 году. К этому моменту дух Олимпиады 1980 еще сохранялся в городской символике и памяти очевидцев, поэтому фестивальная тема в оформлении городских улиц и витрин решалась особенно красочно, с изыском и выдумкой.

ot2
Афиша кинофестиваля, который проходил в рамках программы XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов в 1985 г.

Гостями XII фестиваля стали 26 тысяч человек из 157 стран мира, в том числе известные люди из зарубежных стран. Они проводили свои фестивальные мероприятия, и советская молодежь с удовольствием принимала в них участие. Хуан Антонио Самаранч, испанский деятель международного олимпийского движения, учредил «Забег мира», датский художник-карикатурист Херлуф Бидструп вел мастер-классы, в парке Горького на сцене американский певец Дин Рид исполнял свои песни.

Помимо зарубежных звезд, в фестивальной программе участвовали и наши известные деятели культуры и спорта.

Программа фестиваля была хорошо продумана, разнообразна и интересна: работу вели 15 тематических центров, за время фестиваля прошли 66 дискуссий, 68 круглых столов, 4 конференции, 104 тематических мероприятия, 47 митингов и многое другое.

ot01
Торжественное шествие в день открытия XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Москва, 1985

Самым ярким и запоминающимся событием стало открытие фестиваля в Лужниках. Зрителей поразил яркий живой фон из 9 тысяч юношей и девушек с меняющимися и переливающимися красками и картинами, выстраивающий лозунги и фестивальные узоры.

В памяти зарубежных гостей и советской молодежи этот фестиваль остался добрым, красочным праздником, маленькую часть которого они увезли с собой в виде значков, открыток и сувениров.

MF57.jpg
Я просто оказался с нужной идеей в нужном месте и в нужное время. Михаил Веременко

Михаил Петрович Веременко — художник, дизайнер, педагог, архитектор, создатель «Катюши», символа Всемирного фестиваля молодёжи и студентов 1985 года. Михаил Петрович рассказал нам, как создавался этот символ, чем новая «Катюша» для фестиваля 2017 года будет отличаться от своей предшественницы, и поделился своими воспоминаниями о фестивале.

— Как вы узнали о конкурсе фестивальной символики и как пришла идея Катюши?

— Это было в 1984 году. Фестиваль 1985 года готовился задолго, года два, наверное, объявляли различные конкурсы. И мне, тогда молодому художнику, один умный человек сказал: «Ты принимай участие как можно больше в конкурсах, какие бы ни были творческие конкурсы. Не значит, что ты победишь, но значит, что тебя заметят».

И во время Олимпиады 1980 я рисовал свои талисманы, плакаты, эмблемы олимпиады. Потом олимпиада закончилась, начался фестиваль. Я прочитал, что объявлен конкурс на фестивальный значок, и придумал серию значков. Там у меня был такой человечек, у которого голова была похожа на земной шар и пять лепесточков вокруг этого земного шара, нарисован он был достаточно условно, как пиктограмма. И этот человек у меня был изображён в различных ситуациях: то боролся за мир, сажал дерево, водил автомобиль, ещё какие-то вещи, порядка 30 вариантов. Тогда конкурс объявлялся комсомолом, и через некоторое время мне позвонили оттуда и сказали: «Вы знаете, мы не по поводу конкурса, а в принципе мы хотим с вами поговорить как с художником. Можете приехать?». Я согласился.

Это была гостиница «Юность», там тогда был фестивальный штаб. Я поднялся наверх в отдел пропаганды. Мне сказали: «Мы сейчас думаем над тем, чтобы у фестиваля был свой талисман. Вот вы нарисовали персонаж, он достаточно симпатичный, у него голова, лепесточки. Мы ищем что-то похожее, потому что предложений очень много. Предлагали Чебурашку, Крокодила Гену, ещё кого-то. Многие художники рисовали, но всё не то. Мы посмотрели, вот этот персонаж тоже не совсем то, что хотелось бы, но, может быть, на основании этого вы что-то другое придумаете».

Я поехал домой, сижу в автобусе, и вдруг у водителя заиграла песня «Катюша». Я подумал, надо же, какая интересная идея, ведь песню знают во всём мире. Её исполняют на английском, на японском, на китайском языке, а никто не пробовал создать этот образ. И вдруг у меня сразу в голове появилась мысль превратить эту фестивальную ромашку в русский кокошник. А дальше всё было уже просто, я приехал домой и начал рисовать. Нарисовал головку, нарисовал кокошник, он скомпоновался очень хорошо. Ну а кокошник предполагает русский сарафан, и внизу по подолу надпись должна быть — «XII Москва 1985». Руки я решил сложить на груди, пусть она держит голубя. Голубь — символ мира, всё очень подходит для фестиваля. Я позвонил в фестивальный комитет, приехал, они говорят: «Вот это, наверное, то, что нам нужно». И начали разрабатывать этот образ дальше.

Enlarge

veremenko_2
Фото: Alexander Chumichev/TASS

Я рисовал различные лица, но всё не то. А с нами тогда жила моя племянница, ей на тот момент было два года. И я нарисовал её лицо, фактически я нарисовал её портрет. Потом уже журналисты писали: «Как Даша стала Катюшей». Я привёз, оставил эскиз и уехал.

Некоторое время мне ничего не сообщали, потом позвонили и сказали: «Ты можешь отпроситься с работы? Сейчас идёт обсуждение и, скорее всего, твой талисман побеждает». Это было 30 декабря 1984 года, как раз перед Новым годом. Я приезжаю, и вдруг на меня со всех сторон налетают с фотоаппаратами, камерами, микрофонами, и тогда я понял, что победил.

На следующий день я, как говорят, проснулся знаменитым, потому что абсолютно все газеты, журналы, телевизионные передачи говорили об этом. Меня приглашали на телевидение, на радио. Для меня это было очень забавное время, потому что я понимал, что я просто оказался, как говорится, с нужной идеей в нужном месте и в нужное время.

Мне предложили работать в подготовительном комитете. До самого фестиваля я должен был следить за тем, чтобы выпускаемые сувениры были похожи на моё исходное изображение.

Работа была очень интересная, я с удовольствием вспоминаю. «Катюшу» начали тиражировать на плакатах, в витринах магазинов, в городском оформлении, готовились значки. Она была и фарфоровая, и оловянная, и деревянная, и стеклянная. Её делали школьники сами на уроке труда, раскрашивали. Мне присылали большое количество открыток, писем, где дети рисовали «Катюшу» и меня пытались изобразить.

— Что ещё вы делали на фестивале, в каких мероприятиях участвовали?

— Фестиваль — это необыкновенный праздник, проходило много интересных событий. Например, у нас в Архитектурном институте был свой клуб карикатуристов, и мы с ним плавно перетекли в фестивальный комитет, подружились с клубом «Что? Где? Когда?», тогда они были тоже очень популярны. Мы устраивали совместные заседания, ходили в гости к клубу, делали выставки своих карикатур в фойе гостиницы «Юность», на других фестивальных объектах, разрабатывали эмблемы различных служб фестивалей. Я сделал целую серию пиктограмм для фестиваля — с использованием уже упомянутого человечка, вокруг головы которого пять лепестков. Комнаты информации, например, или переводчики сидят — а на двери каждой комнаты соответствующий значок с этим человечком.

Перед фестивалем ко мне обратилась директор павильона «Юные натуралисты и техники» ВДНХ СССР, попросила создать эскиз для большой-большой «Катюши» на 4,5 метра. По моему эскизу НИИ игрушки города Загорска, сейчас это Сергиев-Посад, сделал такую большую и красивую куклу.

Много поездок и интересных встреч было. Принимали участие в различных телевизионных передачах, например, в «Шире круг», которую вели Катя Семёнова и Вячеслав Малежик.

Познакомился и подружился с главным редактором популярного журнала «Советская женщина» Валентиной Ивановной Федотовой. Журнал выходил на 11 языках, то есть это было 11 самостоятельных журналов, и мы к нему рисовали карикатуры. Седьмой номер, фестивальный, этого журнала я полностью оформил, рисовал «Катюшу», и был удостоен премии журнала за 1985 год.

Я познакомился в этом журнале с замечательным датским карикатуристом Херлуфом Бидструпом. Он был знаменит так же, как Юрий Гагарин, не меньше. Херлуф Бидструп — коммунист, большой друг нашей страны, рисовал комиксы, истории в картинках, издавался немалым тиражом. Замечательный, быстрый карандаш у него. Мне польстило то, что он в журнале «Огонёк» нарисовал мою Катюшу. Такие знакомства для меня были очень памятными.

Потом мне предложили стать делегатом фестиваля, я посещал некоторые его мероприятия. Я был на открытии и закрытии, конечно, это были грандиозные праздники. Наша страна умеет устраивать большие праздники, и люди радовались, потому что действительно это было событие ХХ века, одно из самых главных.

А больше всего мне понравилась даже не официальная часть фестиваля. Вы знаете, вечерами на Манежной площади собирались молодые люди, которые ждали фестиваля и не были задействованы в официальной его части, а праздника хотелось всем. Много тысяч молодых людей с гитарами просто садились на площади кружками, пели песни. Один ходил, у него был большой транспарант с надписью «собираю автографы», и каждый мог подойти и оставить свой автограф.

Мне как делегату фестиваля было положено жить в гостинице «Россия». Я выходил на эту площадь и с удовольствием проводил время вместе с теми молодыми людьми, которые совершенно спокойно приглашали в свою компанию. Играли и в «Ручеёк», знаете такую? Представьте себе, от Манежа и до Большого театра такой огромный ручеёк, можно было взять кого угодно, там целый километр, в общем, было замечательно.

— Как вы думаете, в чём ценность фестиваля?

— Фестиваль возник после войны, идея была такая, что молодёжь — это будущее, и если молодёжь разных стран будет дружить, то это каким-то образом повлияет на дальнейшую судьбу мира, люди не станут воевать, если с той и с другой стороны — друзья. Первый фестиваль был в Праге, потом они были почти каждый год. С 1957 года появилась эмблема фестиваля — пятицветная ромашка, каждый лепесток которой обозначает свой континент. Нужно больше таких мероприятий, чтобы люди могли узнавать друг друга. Потому что, если ты боишься того, чего не знаешь, начинаешь выдумывать об этом какие-то небылицы.

Нужно приглашать сюда людей, пусть они приезжают, делятся своими проблемами. Все проблемы можно оговорить, нельзя стрелять. Если успокоиться, усмирить эмоции, то можно понять, почему человек поступает так или иначе.

— Что, по вашему мнению, даст молодёжи фестиваль 2017 года в Сочи, поспособствует ли он установлению мира?

— Конечно, поспособствует. Жалко, что очень мало информации об этом. Нужно, чтобы из каждого утюга звучало: «фестиваль, фестиваль, будет фестиваль», чтобы люди готовились. Приедут гости, мы их встретим с русским гостеприимством и радушием, потому что русский человек всегда очень гостеприимный, хлебосольный. И они уедут, увезут вот это радушие, вот это понимание, маленькое понимание нашей страны, и уже немножко по-другому будут воспринимать нас в мире. Ведь сейчас средства массовой информации стали средствами массовой дезинформации. В выгоду каких-то определённых кругов они манипулируют информацией, мнением людей. Это технология, позволяющая зарабатывать деньги, ей нужно противопоставлять правду, только правду и всё.

— В этом году вы создали новую «Катюшу». Расскажите о ней.

— В этом году я нарисовал Катюшу, которая немного отличается, это дочка той Катюши. Та Катюша была совсем маленькой, и вы знаете, ведь со временем меняется и мода даже на графические изображения. Мода графики того времени была достаточно строгая, наш советский образ жизни, скажем так, тоже предполагал некоторую строгость и в общении, и в обращении, и в графике, и в изображении, поэтому она у меня несколько геометрична. В этот раз я решил сделать Катюшу более динамичной, она у меня танцует, голубя выпустила из рук, и различные ситуации, в которых она может находиться, изобразил. Катюша это молодая, может быть, школьница, которой всё интересно, которая многое может, многое хочет и многое умеет. Она привержена тем самым традициям. Русский сарафан, который я оставил, говорит о том, что история ей не чужда, ей интересно посмотреть, как это было раньше.

А почему Катюша, потому что преемственность фестивалей 1985 и 2017 года, фестиваль вернулся в нашу страну, а хозяйка осталась та же. Она принимает, может быть, её дочка принимает гостей фестиваля с таким же радушием, удовольствием и радостью.

Когда мы работали над созданием Катюши ещё в 1985 году, мы заложили много смыслов в самом изображении: сарафан — это знак нашей истории, наших традиций. Золотом по красному — флаг наш был красным, и золотая надпись была «XII Москва 1985». И голубь мира в руках, придуманный ещё Пабло Пикассо: эта птица летает без всяких границ, она объединяет мир. И то, что это ребенок, — знак отсутствия агрессии, а девочка — это ещё знак мирного будущего. Она хранительница очага, семьи, добрая, милая и всеобъединяющая — вот такая идея была у Катюши.

— Слышали ли вы на момент фестиваля 1985 года о фестивале 1957 года? Как о нём рассказывали очевидцы?

— Естественно. Вы знаете, я родился за два года до фестиваля и не мог помнить его. Но после фестиваля 1957 года ещё очень долгое время его дух оставался в оформлении, в журналах, в рассказах очевидцев. Ведь была интересная такая вещь сделана. Чтобы оформить Москву, нужно было расклеить большое количество печатной продукции. И придумали вот что: в почтовый ящик каждого гражданина опустили пакет с наклейками и попросили расклеить там, где угодно. И люди в один день расклеили их по всем столбам, по всем заборам, и Москва превратилась в сияющую такую фестивальную весёлую сказку.

2 млн человек вышли на улицу встречать иностранцев. Мы никогда их не видели, люди с интересом смотрели на других людей, и те с интересом смотрели на нас. Были написаны песни специально к фестивалю: «Подмосковные вечера», «Дети разных народов», «Если бы парни всей Земли», очень много красивых, интересных песен. И «Катюшу», конечно, пели тогда. «Катюшу» пели всегда.

 

Всемирные фестивали молодежи и студентов в СССР: символы, эмблемы, талисманы

На страницах культурной истории нашей страны Всемирные фестивали молодежи и студентов 1957 и 1985 гг. занимают особое место. Воспоминания о них рассыпаны по многочисленным публикациям газет и журналов того времени, мемуарам, дневниковым записях и в разнообразной фестивальной символике. Именно яркая, наряженная, красочная фестивальная Москва для многих участников и гостей столицы оказалась одним из самых сильных впечатлений.

Всемирные фестивали молодежи и студентов как праздники мира, дружбы и свободы основывались на важной концепции объединения всех молодежных организаций мира против войны и фашизма. Эта идея отразилась и в визуальной культуре фестивального движения, которая имеет свою историю.

Главный символ Всемирных фестивалей молодежи и студентов — ромашка с пятью разноцветными лепестками, земным шаром и белой голубкой в центре. Эта эмблема сегодня известна во всем мире и продолжает оставаться официальным символом фестивального движения.

Мало кто знает, что фестивальная ромашка появилась лишь к VI Всемирному фестивалю молодежи и студентов благодаря советскому художнику Константину Михайловичу Кузгинову.

Первые фестивали, проходившие в Праге (1947), Будапеште (1949), Берлине (1951), Бухаресте (1953), Варшаве (1955), имели свою символику, объединенную единым художественным стилем. Идея мира и дружбы в них выражалась очень ярко — в образах молодых парней и девушек, которые держатся за руки, над ними парит белая голубка.

Белая голубка с веточкой оливы в клюве появилась в символике фестивалей благодаря испанскому художнику Пабло Пикассо в 1949 году и облетела весь мир. Первый вариант голубки Пикассо, изображенный на плакате Всемирного конгресса сторонников мира в Париже, сильно отличался от того, который мы привыкли видеть на значках и открытках.

Это было реалистичное изображение голубя с мохнатыми лапками и без веточки оливы в клюве, однако позже это изображение дополнялось.

Picasso_1949
Пабло Пикассо. Плакат I Всемирного конгресса сторонников мира в Париже, апрель 1949 г.

Пикассо любил голубей, традиция изображать этих птиц досталась ему от отца. Он рисовал картины с изображением голубей и давал маленькому Пабло дорисовывать им лапки.

«Помню обед в его мастерской в день открытия Парижского конгресса сторонников мира. В тот день у Пабло родилась дочь, которую он назвал Паломой (по-испански «палома» — голубка). За столом нас было трое: Пикассо, Поль Элюар и я. Сначала мы говорили о голубях. Пабло рассказывал, как его отец, художник, часто рисовавший голубей, давал мальчику дорисовывать лапки — лапки успели надоесть отцу. Потом заговорили вообще о голубях; Пикассо их любит, всегда держит в доме; смеясь, он говорил, что голуби жадные и драчливые птицы, непонятно, почему их сделали символом мира. А потом Пикассо перешел к своим голубкам, показал сотню рисунков для плаката — он знал, что его птице предстоит облететь мир».
(Эренбург И. Люди, годы, жизнь. Воспоминания в трех томах. М.: Текст, 2005)

Возможно, сам Пикассо не догадывался, какое значение для фестивального движения в мире будет иметь его изображение голубки, но в том же году Академия изящных искусств Филадельфии присудила «Голубке» Пикассо памятную медаль Пеннела.

Перед VI Всемирным фестивалем молодёжи и студентов в Москве был объявлен Всесоюзный конкурс на создание эмблемы фестиваля, на который было подано более 300 эскизов, в том числе и ромашка с пятью лепестками художника Константина Михайловича Кузгинова. К тому времени он имел опыт создания подобных материалов — им был сделан ряд плакатов, которые украшали фестивали Будапешта и Берлина в 1949 и 1951 гг.

Цветок. Сердцевина — земной шар, а вокруг 5 лепестков-континентов. Лепестки обрамляют голубой шар Земли, на котором написан девиз фестиваля: “За мир и дружбу”

Позже Константин Михайлович вспоминал, как родилась идея создания фестивальной эмблемы: «Я задался вопросом: что же такое фестиваль? И ответил так — молодость, дружба, мир и жизнь. Что точнее может символизировать все это? Работая над эскизами эмблемы, я находился на даче, когда всюду цвели цветы. Ассоциация родилась быстро и удивительно просто. Цветок. Сердцевина — земной шар, а вокруг 5 лепестков-континентов. Лепестки обрамляют голубой шар Земли, на котором написан девиз фестиваля: “За мир и дружбу”» (из интервью с Любовью Борисовой, дочерью К.М. Кузгинова, на официальном сайте XIX ВФМС 2017).

Ромашка сразу приглянулась жюри своей простотой и в то же время глубокой идеей, которую она в себе несла, — победитель был определен довольно быстро.

В 1957 году на церемонии открытия тысячи девушек и юношей создали яркий фон фестивальной ромашки, тогда всему миру впервые был представлен новый фестивальный символ. Была придумана целая коллекция ярких открыток с ромашкой, посвященных первому фестивалю в СССР.

Более лаконичного символа фестиваля придумать было сложно, поэтому в 1958 году Венский конгресс Всемирной федерации демократической молодежи принял решение взять ромашку за основу всех последующих фестивальных эмблем.

Позже, к XII фестивалю 1985 года, ромашка дополнилась графически стилизованным изображением голубки — той самой голубкой Пикассо. Автором обновленной версии фестивальной ромашки стал советский художник Рафаэль Масаутов.

Enlarge

masautov
Художник Рафаэль Масаутов

К XII Всемирному фестивалю молодежи и студентов 1985 года в украшенной Москве еще узнавались элементы олимпийской символики (1980 г.), однако сувенирных медведей в витринах магазинов уже сменили на красочные куколки в сарафанах и кокошниках.

Разноцветную ромашку на XII Всемирном фестивале молодежи и студентов дополнил еще один символ, полюбившийся и запомнившийся всем. Это было изображение девочки Катюши в ярко-красном сарафане и кокошнике. Кокошник по задумке автора эмблемы напоминал ту самую фестивальную ромашку 1957 года, которая отлично подходила к русскому народному костюму.

Создатель Катюши — советский художник и архитектор Михаил Веременко. Ранее он уже имел опыт участия в подобных конкурсах. Он рисовал плакаты для разных крупных мероприятий, в том числе для Олимпиады–1980.

В образе Катюши заключалась глубокая идея. Она была яркой, понятной и близкой всем, поэтому ее быстро подхватили ансамбли, школьные кружки и художественные мастерские.

Кроме того, этот образ был очень подходящим с художественной и дизайнерской точки зрения для создания фестивальных значков, красивых сувенирных кукол, плакатов с ее изображением, открыток, марок и пр.

К фестивалю 1985 года было изготовлено 500 живописных панно, 450 текстовых лозунгов и призывов с фестивальной символикой, сотни флаговых композиций, 129 светодинамических установок. Праздничные украшения особенно эффектно выглядели в лучах вечернего светового оформления.

Лозунги фестиваля транслировались на электронном табло, плакатных растяжках на улицах Москвы.

Опыт организации Олимпиады-80 очень ярко проявлялся в подходе к оформлению городских объектов, улиц, выставок.

По инициативе директора павильона «Юные натуралисты и техники» ВДНХ СССР была создана большая Катюша в 4,5 метра. Автор эмблемы Михаил Веременко подготовил эскиз, и к фестивалю 1985 года на Загорском НИИ игрушки специально для ВДНХ была изготовлена большая кукла Катюша.

open
Церемония открытия XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов на стадионе «Лужники», Москва 1985. Фото с сайта pastvu.com

Особая декоративная красочность и выдумка в оформлении города создавали атмосферу праздника, оставшуюся в памяти жителей Москвы еще со времен Олимпиады, однако в символике фестиваля 1985 была особенность — в ней объединилась вся история фестивального движения от голубки Пикассо до фестивальной ромашки с земным шаром и Катюшей с голубем в руках.

Enlarge

57-87-17
Эмблемы Всемирных фестивалей молодежи и студентов 1957, 1985 и 2017

XIX Всемирный фестиваль молодежи и студентов сохранит традицию — его символом станет фестивальная ромашка с белой голубкой в центре и разноцветными лепестками, состоящими из множества размытых пикселей, что символизирует «общность молодежи всего мира в эпоху информационного сообщества».

symbols_2017
Талисманы XIX Всемирного фестиваля молодёжи и студентов 2017

По традиции был объявлен конкурс талисманов для XIX Всемирного фестиваля молодежи и студентов. По итогам голосования победили горностай Шурик, медведь Мишаня и робот Ромашка.

B03.jpg
Было очень ярко, красиво — я молодой, вокруг молодёжь, впереди много перспектив. Владимир Клюев

Владимир Константинович Клюев — педагог, профессор, специалист в области библиотечно-информационной деятельности и высшего профессионального образования. Родился в 1957 году, в период проведения VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов, который проходил в то время в Москве, а в 1985 году принимал активное участие в XII Всемирном фестивале и тоже в Москве. Своими воспоминаниями и впечатлениями, а также рассказами родителей Владимир Константинович поделился с нами.

— Расскажите о себе в 1985 году.

— Я родился в июле 1957 года, когда в нашей стране проходил первый фестиваль. Меня так и называли — фестивальный ребёнок. А спустя годы мне выпала честь участвовать во втором фестивале, причём достаточно активно. Было мне 28 лет, я тогда только защитил диссертацию, стал молодым кандидатом наук и не отошёл ещё от комсомола Московского государственного института культуры, который я возглавлял с 1978 по 1980 год. Так что для меня это был год моего активного профессионального становления.

Как старший товарищ по комсомолу я был подключен к подготовке всего нашего молодёжного ВУЗовского движения к этому фестивалю. Мы активно обеспечивали культурную программу. Хороший опыт в организации таких масштабных мероприятий мы получили во время проведения Олимпиады-80. В период фестиваля многие делегации жили в наших общежитиях.

На фестиваль приехали представители из стран НАТО: Англии, Франции, США. Это были независимые молодёжные организации. Были и очень интересные делегации развивающихся стран, ориентированные на взаимодействие с нами. И антиимпериалистические лозунги звучали, и настрой оставался вполне адекватный.

— Ваши родители делились впечатлениями о фестивале 1957 года? Какие у них остались воспоминания?

— Да, родители рассказывали. Что акцент был на дружбу народов в нашей стране, что это был такой прорыв, глоток свежего воздуха, очень эмоциональное и возбуждающее событие, которое дало людям приток новой энергии, новых возможностей для общения. Как раз после войны условия жизни москвичей начинали улучшаться, дефицита товаров в магазинах не наблюдалось, цены на всё снижались. Для страны это было обновление, и люди к нам тоже приехали радостные. Тогда центром был комплекс ВДНХ, в отличие от следующего фестиваля. Все павильоны национальных республик были задействованы, все наши союзные республики делали свои программы, старались быть как можно необычнее и красивее представлены на этом фестивале. Тогда же впервые стали водить экскурсии по нашему метро, по этим подземным дворцам.

Как мне ещё рассказывали родители, в 57 году приехала очень большая делегация освободившихся стран Латинской Америки и Африки, делегации тех стран приехали и на фестиваль 85 года. Это было многокультурие и многоцветие. Мы обменивались национальной символикой — сувенирами, национальными головными уборами. Кстати, были случаи, когда студенты приглашали делегатов к себе в гости, особенно те, кто жил на Левом берегу. Всё это можно было сделать, и гостям было интересно, как живут их сверстники из России.

— А в самих событиях фестиваля вы участвовали?

— Да, безусловно. У меня был пригласительный билет в Лужники на открытие и на закрытие. Это было запоминающееся событие. Акцент мероприятий был сделан на мир, дружбу, интернациональное взаимодействие молодёжи. Я очень рад, что видел это и как зритель, и изнутри, участвуя в организации. Могу добавить, что приоритет в общении и взаимодействиях был со странами варшавского договора — Болгарией, Чехословакией, ГДР, Польшей, Югославией, Румынией. Всё было очень доверительно, и не существовало барьеров ни языковых, ни идеологических.

У нас был отряд гостевого сервиса. Студенты Московского государственного института культуры, участники этого отряда, встречали вместе с переводчиками гостей в аэропорту, размещали в наших общежитиях и сопровождали на мероприятия.

На базе нашего ВУЗа проходил целый ряд интересных встреч студенческой молодёжи. У нас и в то время были, и сейчас есть очень хорошие кафедры иностранных языков с молодыми педагогами, которые тоже были активно к этому подключены. И в целом красивая природа нашей Левобережной зоны, бывшей усадьбы композитора Верстовского, канал — всё это было очень хорошо подготовлено к тому, чтобы там можно было проводить досуг.

— Как относитесь к идеологии фестиваля?

— Идеология фестиваля выражается в интернационализме, в сплочении левых сил. До распада Советского Союза фестивали ориентировались на левую молодёжь, на молодёжь социалистической ориентации, поэтому их идеологическая подоплёка была вполне определённой. Но на тот момент она была очевидной — деление было не только идеологическое, но и мировоззренческое. Многие и по сей день продолжают придерживаться левых взглядов, поэтому неправильно считать, что участники фестивалей того времени — это только гости из социалистических стран. Это были люди из самых разных государств и самой разной политической ориентации, но разделявшие в той или иной мере левые ценности.

— А у вас были возможности для неформального личного общения с делегатами?

— Да, но, к сожалению, был языковой барьер. Это, наверное, беда нашего поколения — незнание иностранных языков и не очень глубокое обучение им. Несмотря на это мы встречались и на базе нашего института за неформальными чаепитиями. Кто владел языками — общались, но мы понимали друг друга и с помощью международного языка жестов, языка эмоций и взаимных подарков. Делегации, безусловно, тоже готовились, у них были какие-то пожелания о том, что они хотели бы узнать у нас. Были подготовлены специальные разговорники, мы ими пользовались. И возможность общаться, и желание общаться были. Помню даже, на уровне комитета комсомола была сформирована книга отзывов участников фестиваля, находящаяся у нас в ВУЗе, и люди оставляли очень интересные записи и свои фотографии. Тогда как раз в массовом использовании только появились аппараты оперативной съёмки.

— Какая была атмосфера в Москве во время фестиваля?

— Чувствовалось общее настроение подъёма — эмоционального и духовного. 85 год — это год фактического начала перестройки, которую теперь тоже оценивают по-разному, а тогда это было свежее веяние: сохранялось большое государство, но открывались некие иные перспективы его развития. И конечно, когда к нам приехало так много делегаций, это была в том числе оценка и возможностей, и будущего нашей страны. Поэтому установилось очень яркое и восторженное настроение. Тем более в моём случае и в случае нашего вуза было потрачено столько энергии и сил на подготовку этого события, что мы были очень рады, что оно состоялось, что не было никаких ограничений в приёме делегаций, никто не бойкотировал встречу. Ну и сама Москва была прихорошена, ярко убрана, люди находились в хорошем настроении.

Москва тогда воспринималась, особенно странами империалистической коалиции, как некая, как выразился Рейган, «империя зла», мы рассматривались как в чём-то дикие. И им было интересно посмотреть на этот яркий, красивый город. Везде были аккуратные скамеечки с логотипами и Олимпиады, и кое-где даже фестиваля, стояли новые фонари. И людей тогда меньше в городе проживало. Ещё Москва отличалась наличием советской символики, что очень привлекало многие делегации, особенно китайскую, корейскую. В обязательную программу достопримечательностей входил Мавзолей, который тогда работал чуть ли не круглосуточно, Кремль с Грановитой палатой и Оружейной палатой, с Алмазным фондом, Третьяковская галерея, Пушкинский музей, Парк Горького, где развёртывалось очень много фестивальных событий.

Очень много выходило литературы — путеводителей, альбомов, публицистических брошюр, связанных с историей нашей страны, её культурой, с историей молодёжного движения, комсомола и т.д.

Было очень ярко, красиво — я молодой, вокруг молодёжь, впереди много перспектив. Год этим и запомнился — нацеленностью в будущее, динамизмом и оптимизмом.

На фестивале я познакомился с нарезкой колбасы в вакуумной упаковке. Такого я не видел никогда… Владимир Гуга

Владимир Александрович Гуга (Гугнин) — прозаик, литературный критик, журналист, рецензент книг. На момент проведения XII Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Москве ему было 12 лет, но, несмотря на столь юный возраст, Владимир уже успел принять в нём участие. О том, как это было, Владимир рассказал нам.

— Владимир, в 1985 году, когда проходил XII Всемирный фестиваль молодёжи и студентов в Москве, вы были школьником. Как вы узнали о фестивале и в качестве кого принимали в нём участие?

— Тут особого выбора не было, информацию я нигде не искал. Я был музыкантом в Детском юношеском эстрадном духовом оркестре ДК ЗЛК, и после победы на каком-то московском конкурсе мы были выбраны в качестве участников фестиваля молодёжи и студентов. Надо сказать, что работа в качестве музыканта, в качестве артиста на этом фестивале была достаточно трудной.

Мы жили в специальном интернате за городом, в Подмосковье. Репетиций у нас было приблизительно три, иногда четыре в день. То есть работали на износ, не по-детски. Сейчас, мне кажется, за такую эксплуатацию детей могут даже привлечь. Но тогда были времена другие, и важен был результат, насколько достойно себя покажут молодые, юные артисты Москвы.

— То есть отбирали ребят на фестиваль по каким-то определённым заслугам? Как ещё можно было попасть на фестиваль?

— Нет, тут не заслуги, а, скорее всего, причастность, я имею в виду свой случай — причастность к какому-то творческому коллективу. Например, на фестивале я познакомился со знаменитым хором Попова, ещё с несколькими московскими коллективами, и я бы не сказал, что у этих детей были особые заслуги, кроме как некоторая творческая одарённость.

— Помните ли вы, как проходила подготовка к фестивалю в вашей школе, в Москве, в стране?

— Помню очень серьёзную работу, которую сейчас можно назвать пахотой, то есть мы реально пахали, готовясь к этому фестивалю. Кроме обычных концертов — оркестр сидит на сцене, выступает, — были ещё выступления в так называемом формате дефиле, то есть это когда оркестр идёт и играет в процессе движения. То, что вы можете видеть на фестивале «Спасская башня».

Поэтому в основном это была тяжёлая работа. Именно подготовки на уровне государства, на уровне города, на уровне школы я, конечно, не заметил.

— В каких мероприятиях фестиваля вы участвовали?

— Я очень хорошо помню, было открытие, если я не ошибаюсь, детского фестиваля. То есть в целом это фестиваль молодёжи и студентов, но была ещё детская программа, и её открытие было на стадионе при Дворце пионеров на юго-западе Москвы. Там у нас прошло большое мероприятие.

Мы много раз играли в городе, участвовали в концертах на верандах, в шествиях, международных шествиях. Была стандартная программа эстрадно-духового оркестра — концерт в концертном зале, концерт на уличной веранде, концерт в движении.

— Расскажите о том, что больше всего запомнилось во время фестиваля.

— Впечатление было незабываемое, потому что все-таки мы жили, как ни крути, хоть и перестройка, но за железным занавесом, а тут ворота открылись, и появилась возможность увидеть своих сверстников, которые живут за океаном.

Были и конкретные воспоминания. Во-первых, мне запомнилось знакомство с сотрудниками органов государственной безопасности. Мы жили в закрытом интернате, там довольно скучно было, потому что никуда не двинуться, как в изоляции. Хотя нас изматывали работой, но все равно энергия-то мальчишеская, как говорится, прёт, и всё время чего-то хочется.

Однажды мы вышли за территорию интерната и стали путешествовать. Заметили машинку такую аккуратную «Жигули», там сидели двое мужчин. И один из товарищей, с которыми мы покинули место нашей дислокации, говорит:

— Ну давай мужиков попросим, чтобы они нас прокатили на машине.
— Ну давай попросим.
— Дяденьки, прокатите нас.

Сели, поехали. Безропотно. И тут я стал немного волноваться: думаю, а куда вот они нас везут, куда завезут и что с нами дальше будет?

И в конце концов в какой-то момент они развернулись, приехали обратно и говорят:
— Понравилось вам, ребята?
Мы сидим, побелевшие от ужаса.
— Ну, да, — говорим.
— Пожалуйста, больше так не делайте, никуда не выходите, сидите там, куда вас посадили.

То есть некая слежка за участниками, особенно за несовершеннолетними, была, выходить нам далеко запрещалось, уходить от коллектива тоже нельзя, контактировать с иностранцами официально было нежелательно, но неофициально тоже нельзя, тем более что-то выпрашивать и обмениваться. В первую очередь нас же интересовали жвачки, значки. Это категорически запрещалось.

Второе впечатление. В 1985 году я первый раз в жизни на фестивале познакомился с нарезкой колбасы в вакуумной упаковке. Такого я не видел никогда. То есть не то чтобы мы голодали, такого, конечно, не было. Удивило, что сервелат и салями были упакованы в такую плоскую пачку. И сок в треугольных пакетиках с дырочкой я тоже никогда не видел, ну было молоко в треугольных пакетах, а тут трубочкой прокалываешь и пьёшь. Это, конечно, удивило. И сок в целлофановых пакетах. Сейчас и такого тоже не увидишь.

Третье яркое впечатление — это народный вокально-инструментальный ансамбль либо из стран Африки, либо из какой-то страны Карибского бассейна. Я не ожидал такой энергетики, такого выплеска свободы творчества. Мы шли маршем от центра вдоль цирка, театра им. Н.И. Сац к университету. Шли и играли стандартные советские марши — «Москва майская» и так далее.

А когда мы замолкали, перед нами этот африканский ансамбль с барабанами начинал петь какие-то свои умопомрачительно залихватские мелодии. И я вот иду и понимаю, что они импровизируют, то есть у них есть какой-то канон, но они отходят от него. Это абсолютно чёрные лица, белозубые улыбки до ушей, немыслимые цветные одежды, конги, бонги в руках, пляски, смех.

И мы даже с ними пытались переговариваться: я что-то на полуломаном немецком, товарищ — на английском. Но сблизиться не удалось, хотя это, конечно, было бы очень интересно, тем более что желание пообщаться было и у нас, и у них.

И четвертое воспоминание. Выдалась такая оказия побывать на последней генеральной репетиции открытия фестиваля в Лужниках. Было впечатляюще красиво: огромное количество артистов выстраивали на стадионе разные фигуры.

А потом, когда мы вышли с генеральной репетиции, я увидел белую «Волгу», которую обступило много детей. Я, поскольку здоровый был, протолкнулся туда и смотрю, сидит молодая София Ротару и через форточку подписывает все протянутые ей открытки, фотографии, причём ей давали что угодно — тетрадки, словарики, книги, она всё с большим удовольствием подписывала.

А надо отметить, что это как раз было время её хита «Аист на крыше»: «Люди, прошу вас, потише, потише, войны пусть сгинут во мгле. Аист на крыше, аист на крыше, мир на земле». Знаменитая песня, прекрасные слова. То есть это стало, по сути, вторым гимном фестиваля. И я просунул в это окошечко открытку. И она подписала открытку: «София Ротару — От души», — которую я хранил очень-очень долго. Сейчас где она лежит, не знаю, но вряд ли я ее выбросил.

— Были ли новые знакомства внутри вашего коллектива или с теми, кто приехал также выступать из других городов?

— У нас был вечер встречи с хором Попова, а там одни девушки, ну почти одни девушки. А в духовых оркестрах обычно одни парни, за исключением групп деревянных инструментов — флейты там и всё прочее. Вот это было интересное знакомство, потому что эти девушки, которым тоже тогда было от 12 до 16, нас стали обучать — у них же манеры более утончённые — разным танцевальным стилям. Устроили такой танцевальный вечер. Вот это мне запомнилось.

Потом после фестиваля молодёжи была некая постлюдия, потому что мы заняли первое место на одном из конкурсов, и нас отправили в Артек. Вот там на этой фестивальной волне, в фестивальном настроении уже были знакомства с иностранцами. В Артеке было посвободнее, чем в Москве, но это уже традиция такая.

— Сохранились ли у вас какие-то материальные вещи, которые напоминают о фестивале?

— С фестиваля у меня сохранился ГДРовский рок-журнал, из которого я без перевода узнал о существовании группы Depeche Mode, о трагической судьбе Джона Леннона, на пять лет позже его трагического ухода из жизни, ну и ещё о нескольких музыкантах.

Журнал почему-то продавали в нашем киоске в интернате в количестве, по-моему, пяти штук. Я был первый, который его сумел ухватить, он стоил примерно рубль пятьдесят. Потом старшие ребята у меня пытались его выцыганить, но я отстоял.

И огромный постер Джона Леннона из этого журнала у меня потом долго-долго, чуть ли не до тридцати лет, висел на стене. Я думаю, если бы не фестиваль, вряд ли бы что-то такое произошло.

Помню ещё родители других детей стали привозить в интернат какие-то немыслимые жвачки, шарики, у нас же пластинки были, а тут вдруг шарики цветные появились.

Были ещё попытки обмена значками, тогда очень любили значки. У меня было, наверно, штук пятнадцать фестивальных значков, у иностранцев они очень ценились. Это ромашка такая, пять лепестков и посередине земной шарик. Один лепесток — один цвет, другой лепесток — другой цвет. Насколько я понимаю, это пять частей света, олицетворение рас, разных цветов кожи. Грубо говоря, ромашка как модель мира, в котором мы живём.

— Вы известны как прозаик, журналист, публицист. Есть ли у вас какой-либо рассказ, в котором вы описали свои воспоминания о фестивале?

— Пока не созрел, честно говоря, но думаю об этом. Мне хочется что-то не прозаическое, а документальное сделать, как-то не вижу я работ достойных об этом времени. Но поскольку я сам мало что помню и не многое видел, при такой работе надо опираться на документальные материалы. Может быть, когда-нибудь я хотя бы напишу очерк развёрнутый.

О фестивале 1957 года мне много рассказывал мой отчим, ему как раз тогда было лет 12 — ровно столько, сколько мне во время фестиваля в 1985 году. То, что он мне рассказал, я потом прочитал в книге Алексея Козлова, известного саксофониста, теоретика джаза, который был участником фестиваля.

Он описывал приезд в Москву джазовых ансамблей, что было на тот момент, конечно, неслыханно, ансамблей так называемой скиффл-музыки, на которых выросли Beatles. Кстати, в 1957 году Beatles как раз и появились. И они этот скиффл слушали, а он оказался в Москве. Москва была на гребне музыкальной моды в тот момент. Я о фестивале 1957 года много читал, и, наверное, эту тему буду продолжать изучать.

— Как вы считаете, фестиваль в Сочи по значимости будет таким же, как и фестиваль 1985 года?

— Я думаю, очень важно наведение мостов во всех областях — и в культурной, и в политической, но такое масштабное значение, как фестиваль 1985 года и ещё в большей степени фестиваль 1957 года, сейчас он вряд ли будет иметь, потому что мы живём во времени, когда такой формат не так актуален.

Границы между государствами, идеологиями более размыты, чем раньше. Сейчас же фактически все молодые люди владеют иностранными языками, это раз. Во-вторых, интернет всех сблизил, сделал мир совсем маленьким, крошечный мирок-то стал. Раньше мир был гигантским, ты вообще не понимал, на каком краю света ты живёшь, а сейчас одним нажатием кнопки ты можешь навести коммуникацию с жителем, скажем, Торонто, Кейптауна. Хотя, конечно, сама идея и традиция проведения фестиваля молодёжи и студентов очень важны.

К сожалению, мы живём в мире, который находится в состоянии турбулентности. Если раньше была холодная война, то сейчас мир просто трясёт потихоньку, угрозы войны как таковой нет, но он всё же дрожит.

Если каким-то образом через встречу молодых посланцев доброй воли из разных стран эта турбулентность хоть немного утихнет, я думаю, что цель фестиваля будет достигнута, а его идея — оправдана. Это самое главное.

Как при Горбачеве было в 1985 году? Он был миротворцем. Можно на эту тему дискутировать, шутить, говорить, но в принципе он был одним из хедлайнеров мировой идеи сближения стран, которые не могут априори дружить. И, по сути, он эту стену снёс. Чем это закончилось — другой вопрос, но идея перемирия, мира витала.

 

Истории участников

В памяти делегатов и очевидцев Всемирный фестиваль молодежи и студентов навсегда останется одним из самых ярких событий молодости. Истории, связанные с фестивалем, у каждого свои, но все они — большой многоцветный калейдоскоп с яркими фотографиями и ностальгическими воспоминаниями.

Мы предлагаем вам заглянуть в него и самим все увидеть — делегаты Всемирных фестивалей молодежи и студентов поделились своими историями о том, каким был в их жизни праздник юности, мира и дружбы.

Воспоминания участника VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов Дмитриева Игоря Алексеевича

Дмитриев Игорь Алексеевич на VI Всемирном фестивале молодёжи и студентов был помощником руководителя иностранной делегации: «Меня и Николая Тарского утвердили помощниками Е.Д. Кычкина, первого секретаря Якутского обкома ВЛКСМ, который, как член Оргкомитета фестиваля, был назначен руководителем делегации Бирмы. Нашей важной и ответственной задачей было встретить иностранную делегацию Бирмы, разместить в гостинице и сопровождать на все мероприятия по программе Фестиваля», — вспоминает Игорь Алексеевич. В год фестиваля ему исполнилось 26 лет, он был I-м секретарем Кобяйского райкома ВЛКСМ Якутской АССР.

Дмитриев Игорь Алексеевич родился 11 марта 1931 года в Якутской АССР, Орджоникидзевском районе, Немюгинского наслега. В 1953 г. окончил Якутский государственный педагогический институт. Был II-м секретарем Якутского обкома ВЛКСМ, инструктором Якутского обкома КПСС, окончил Московскую Высшую партийную школу при ЦК КПСС, 15 лет проработал председателем Оймяконского райсовета народных депутатов трудящихся, до выхода на заслуженный отдых работал в Якутском областном Совете профсоюзов, избирался депутатом Верховного Совета ЯАССР.

В настоящее время на заслуженном отдыхе, награжден двумя орденами «Знак Почета», имеет звания «Заслуженный работник народного хозяйства Республики Саха (Якутия)» и «Почетный гражданин Оймяконского района», ветеран тыла и труда.

В дни фестиваля днем и вечером делегация была занята на встречах и выступлениях. Но поздним вечером и ночью начиналось свободное общение, танцы, пение, смех и большой серьезный разговор. Свободно общались, дискутировали, вместе пели и слушали музыку, говорили обо всем, что нас волновало, — вспоминает Игорь Алексеевич.

Программа зарубежных делегаций была очень насыщенной. За дни фестиваля приняли участие во множестве крупных мероприятий — посещали концерты, встречи, дискуссии и выступления, которые проходили очень интересно и оживленно.

Огромное количество молодёжи, людей на улицах и площадях, столько радости, улыбок, объятий и ощущения счастья!


Российская государственная библиотека для молодежи выражает большую благодарность Дмитриевой Елене Игоревне, приславшей фотографии из семейного архива, которые хранят память об участии отца И.А. Дмитриева в VI Всемирном фестивале молодежи и студентов.


Путь от ромашки до шиповника. Воспоминания Альберта Петровича Котельникова о VI Всемирном фестивале молодежи и студентов

История Альберта Петровича Котельникова — делегата VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов от Ивановской области — началась с рисунка эмблемы за школьной партой и участия в Ивановском областном фестивале молодежи.

В 17 лет, будучи выпускником школы, Альберт Петрович вместе с другом Борисом Лебедевым в числе делегации из города Иваново отправился в Москву, как писали тогда, на VI Всемирный.

В 1957 году я учился в десятом классе, заканчивал школу в г. Иваново. Что мне нравилось в средней полосе — так это весна. Звуки пробуждающейся от зимней спячки природы создавали радостное предвкушение лета. Я сидел за партой, надо было думать об уроках, а я мечтательно смотрел в окно.

Холодное лето 1953-го уже в истории, наступила хрущевская оттепель. Из газет и радио я слышал о Всемирном фестивале молодежи и студентов, который должен состояться в Москве. Похоже, наконец, приоткроют «железный занавес». Во всех областях СССР собирались проводить местные фестивали, отбирать делегатов на Всемирный. Поедут передовики, отличники, артисты, спортсмены. Комсомольцы, конечно.

Мой друг и сосед по парте Борька (Борис Николаевич Лебедев, 1939 г.р.) протянул мне ивановскую молодежную газету «Ленинец». А там объявление о конкурсе на эмблему областного фестиваля. Среди призов — путевка в Москву на VI Всемирный. На следующем уроке я взял средней свежести лист бумаги и попробовал нарисовать эмблему, тем более, что я имел небольшой опыт рисования их в Ивановском аэроклубе. Показал набросок Борьке. Тот заметил, что слово «областной» может пересекаться со словом «фестиваль» посередине. Это улучшит графику. Как сейчас бы сказали — в этом фишка! За полчаса все было готово. После уроков я купил конверт и отослал в редакцию. И почти забыл про это.

Прошло какое-то время. Вдруг во время одного урока в класс вбежала секретарь и железным голосом объявила, что меня и Борьку срочно требует директор. Мы судорожно прокручивали в голове — за что?

Директор объявила: «Немедленно в обком комсомола!» Раз обком вызывает, значит бегом туда. Там нам объяснили, что мы заняли на конкурсе эмблем первое место. «Вот это да!» — думаем.

Но желательно рисунок доработать. Эмблема будет печататься на разных товарах, флагах, транспарантах, использоваться в различных видах оформления. И тут у меня хватило соображения попросить показать работы остальных участников. Когда я увидел рисунки профессионалов, мне стало так стыдно за свою небрежную работу. Как бы не передумали насчет первого места! Но в нас поверили.

Второй вариант я рисовал неделю, тонким пером выводил каждый уголочек. Эмблема понравилась. Это было здорово! Обкомовец выдал нам две путевки.
Областной фестиваль молодежи состоялся в Иванове 8—10 июня 1957 года. С нашей эмблемой!

Сборы в поездку были недолгими. Имелся один костюм — в нем и поехал. Пригодился немецкий фотоаппарат «Pouva Start», привезенный тётей из Германии.

Перед поездкой на VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов делегаты были «приглашены» в здание Управления комитета Государственной безопасности при СМ СССР по Ивановской области на проспекте Ленина, в «серый дом», как его прозвали. Кагэбэшники провели с нами длительную профилактическую беседу. Вывод из поучений можно было сделать один — опасно встречаться с зарубежными гостями. Тем не менее у нас было радостное ощущение предстоящего события. С нами поехало несколько сопровождающих явно немолодого возраста, вроде надсмотрщиков.

Ну разве можно было в Москве усмотреть за каждым! Люди преобразились за несколько дней фестиваля. Нас не догонишь. Мне было семнадцать лет.

Перед отъездом меня с другом пригласили также в радиостудию. Студийный работник объяснила, что надо выступить — вот текст. Я взглянул на слова и заупрямился — «Так не говорю!». Недовольным голосом женщина спросила, что я хочу изменить. В душе-то я говорил: «Все!» — а выдавил: «Вот тут и тут». Ну, хоть в чем-то по-моему! Потом услышал свой голос по радио — такой мальчишеский, не солидный.

Поезд повез меня и моего друга на фестиваль в Москву. В руках у меня голубенькая путевка. Около двухсот человек, делегация Ивановской области, в ожидании чего-то нового и необычного прильнула к окнам вагонов. Все подъезды к столице украшены фестивальной символикой. Мелькали слова девиза фестиваля — «За мир и дружбу».

О фестивале в свое время писали много. Мое впечатление — это был праздник. Пестрая толпа, необыкновенно разодетая. Москва до этого не видела столько иностранцев. Сейчас она избалована ими, а тогда москвичи смотрели на афроамериканцев, разинув рот. Большинство людей могло наблюдать иностранцев только в кадрах журнала «Иностранная кинохроника».

Всесоюзная сельскохозяйственная выставка (ВСХВ) в Москве в то время блистала золотом отделки среди обильной зелени. Делегаты фотографировались у шикарного фонтана «Дружба народов» со скульптурами 16 девушек, по числу республик в СССР.

Европейцы с уважением рассматривали выставленный реактивный гражданский самолет Ту–104. Первый летный прототип «СССР–Л5400» («25») был выпущен в 1955 году. Летал в Хитроу в 1956 в преддверии визита Хрущева. В особенном восторге от всего на ВСХВ были делегаты из Африки и Азии.

Часто бродили по Москве втроем — я, друг Борис и круглая отличница одной из ивановских школ. Наши три головы постоянно крутились, оборачиваясь за очередной представительницей западной моды. У нас еще так не одевались.

Обращали на себя внимание девушки, одетые в элегантные короткие брючки «капри». Понятно, что они понравились советским девушкам. Брючки идеально подчеркивали все достоинства фигуры. Наша отличница стала понимать, что она одета не очень привлекательно. Заметила, что мы с Борисом живо обращали внимание на модных европеек. Но фестиваль дал толчок. Уже на следующий год наши красавицы стали менять свои наряды.

Я из «города невест», девушки у нас — замечательные. Но я до сих пор помню лица зарубежных гостей — египтянку Найму Акеф, итальянку Лидию Дзанетти, югославских девушек. Людей другого, непривычного для нас за «железным занавесом», мира.

Мы пообщались с веселыми югославами. Те пригласили на концерт своей делегации. И все нахваливали девушек ансамбля — такие они красивые и пластичные. Мы пообещали прийти. Потом лучшие фото с концерта отдал на выставку в обком комсомола. Сам я тоже попадал на снимки. Когда фотографировал Найму Акеф, танцевавшую восточные танцы, когда общался с итальянцами, немцами, югославами.

Общение, недоступное ранее, создавало хорошее настроение. Мы с другом посетили много различных мероприятий. Везде дружелюбная атмосфера. Узнав о конкурсе на лучшую фотографию девушки фестиваля, я нашел применение своему фотоаппарату. Молодой ведь был, а девушки — это интересно.

kotelnikov_01
Девушки в национальных костюмах представляли одну из национальностей финно-угорской группы — мордву. Задорные, веселые, в живописных костюмах — олицетворение праздника, которым и был VI Всемирный фестиваль 1957 года. Из личного архива А. П. Котельникова

Во время посещения Московского Кремля около Успенского собора встретил красивую пару. Итальянцы из Бергамо. Лидия Дзанетти подходила на звание самой красивой девушки. Её супруг Эрнесто не менее хорош.

kotelnikov_02
Слева направо: переводчица, Эрнесто и Лидия Дзанетти. Москва, 1957 г. Из личного архива А. П. Котельникова

Ей — 18, ему — 24. На вопрос «Кто они?» ответили — молодые коммунисты. Оказывается, так в Италии называлась организация типа нашего комсомола. У них была русская переводчица. На наше общение не могли не обратить внимание фотографы. Щелкали много. Конечно, итальянцы — симпатичные люди, но я не хуже был.

Не зря я снимал понравившуюся египтянку Акеф — она получила за танцы золотую медаль. Как писали про нее: «Египетский танец бежал по жилам Наймы». Начала выступать с 14 лет в клубах. Стала очень известна по музыкальным фильмам, их насчитывалось более 50. Найма вошла в историю египетского кино как первая женщина — звезда в полнометражном цветном фильме египетского производства, а также во все книги по истории египетского танца.

Я наснимал целую пленку танцев Наймы Акеф. Но поторопился после проявления и при сушке нечаянно сжег её. Танцовщица осталась только в памяти. Фильмов с её участием я в СССР не видел. Правда, в цветном документальном фильме о фестивале демонстрировался её танец.

Не только мне, но и иностранцам очень понравился наш вокально-инструментальный ансамбль «Дружба». Он очень хорошо принимался «продвинутой» Европой — французами, итальянцами.

Ансамбль «Дружба» был основан Александром Александровичем Броневицким в 1955 году и активно работал на советской эстраде до 1988 года. На фестивале ансамбль выступил с программой «Песни народов мира» и получил золотую медаль. Я долго потом напевал английскую шуточную песню «Двадцать крошечных пальчиков» (1956). Русский текст написал поэт-песенник Соломон Борисович Фогельсон. Молодежь пританцовывала, слыша кубинский танец «Ча-ча-ча» (1956) в исполнении этого ансамбля. Тогда это был совсем новый танец, ставший популярным в мире после 1952 года. Позднее я узнал, что в основе английской песни был фокстрот «Twenty Tiny Fingers» авторов из США — композитора Рой С. Беннетта и поэта Сида Теппера. В Великобритании песенка была известна начиная с 1955 года в исполнении группы «Звездочет». Если сравнивать — у «Дружбы» исполнение не хуже!

В рамках фестиваля проходили два футбольных турнира. Я посмотрел один матч в Лужниках, играли СССР и Чехословакия. Все на стадионе болели как фанаты. Каждый гол вызывал восторженную радость полностью заполненных трибун. Я никогда не думал, что смогу так реагировать на игру в едином порыве со всеми.

Во время фестиваля вышло забавное издание — «Сто вопросов иностранцев и ответов на них». Например, вопрос: «Почему в Советском Союзе совсем нет ночных клубов?» И наш находчивый ответ: «За полярным кругом в полярную ночь у нас все клубы ночные!» Или: «Почему в Советском Союзе нет стриптиза?» Мы оправдывались: «Зато у нас есть художественная гимнастика!» И так далее.

Я заметил, что на фестивальном параде делегаты ехали в машинах с открытым кузовом. Как у нас в то время возили тружеников полей на работу. Зато общаться с делегатами и жать руки было проще. Я знал много о новинках нашей техники. Используемые машины были ГАЗ–51А. Такие грузовики хорошо служили в народном хозяйстве. Машина современная. Недаром создатели в 1947 году получили Сталинскую премию. Машины фестиваля раскрашивались в яркие цвета. Было и автобусов много, появилась партия новейших ЗиЛ–158А.

После поездки я увидел себя на одной из фотографий в выпуске газеты «Ленинец». Выпуск был посвящен VI Всемирному фестивалю молодежи и студентов в Москве. На первой странице сверху напечатано на разных языках слово «Мир». Есть на немецком — «Frieden», рядом на итальянском — «Pace». По идее должна была быть надпись и на английском — «Peace», но у нас в то время английский язык не был популярен.

leninets_5253
Фрагмент газеты «Ленинец», № 158, 11 августа 1957 . Из личного архива А.П. Котельникова

В газете были опубликованы заметки о поездке ивановцев на фестиваль. Упоминается там и египетская танцовщица Найма Акеф: «…когда ее спросили, какое впечатление оставляет фестиваль, не задумываясь, ответила: “Хотелось бы сказать — очень хорошее. Но, думается, что и этих слов мало. Впечатление о празднике такое, что невольно думаешь: как жаль, что человек не может разорваться на части, чтобы увидеть все, что приготовили гости и хозяева советской столицы”».

В течение многих лет ходили слухи, что все было не так хорошо, как писали в прессе. Это надо быть изощренным ненавистником, чтобы найти там какую-то пакость. Может и была, но ни я, ни другие не замечали. Нам было просто хорошо.

Приводилась, например, сводка из МВД за 1958 год. В ней отмечалось, что после фестиваля в Москве якобы родился 531 мулат. А в последующие годы никто не появлялся? Чтобы это осуществить, на концерты некогда было бы ходить. Чушь. А если и была любовь, то она и в войну была, все это — Жизнь.

Через несколько лет я стал жителем Северодвинска. 43 года проработал на верфи. Принимал участие в постройке, ремонте и наладке чуть ли не сотни кораблей.

В 1993 году в Северодвинске был утвержден официальный герб. Рисовал его художник Валерий Павлович Дадыко. В серебряном поле — красный цветок шиповника, в оконечности щита — синяя волна. Цветок напоминает корабельный винт.

Такой вот мой путь со школы — от ромашки до шиповника.


Российская государственная библиотека для молодёжи выражает большую благодарность А.П. Котельникову за присланные материалы и воспоминания об участии в VI Всемирном фестивале молодёжи и студентов.


«С пламенным комсомольским приветом Соколова Людмила». История одного письма в Центральный подготовительный комитет VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов

Новость о VI Всемирном фестивале молодежи и студентов быстро разнеслась по Советскому Союзу. Каждый житель огромной страны мечтал получить заветную «туристскую путевку на VI Всемирный» и, не желая оставаться в стороне, участвовал в подготовительных мероприятиях фестиваля.

В школьных художественных кружках своими руками дети создавали подарки для иностранных гостей, рисовали плакаты, в мастерских изготавливали сувениры с фестивальной символикой и предметы городского декора.

В Советском подготовительном комитете VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов работал специальный сектор подарков, который занимался их сбором и подготовкой для вручения иностранным гостям и делегациям.

Письма и подарки, не переставая, сыпались в подготовительный комитет фестиваля со всей страны, и в июне 1957 года одно из таких удивительных писем с необычным подарком было получено от комсомолки Соколовой Людмилы Владимировны из города Новошахтинск Каменской области (в настоящее время город относится к Ростовской области).

Здравствуйте, дорогие товарищи!

У меня к вам большущая просьба. Вы уже вытащили мой подарок? Так вот, я очень прошу исполнить мою просьбу.

У нас все стараются сделать что-нибудь к открытию Фестиваля. А я ничего не могу сделать. Там где я работаю, ничего нельзя сделать. Не могу ж я в самом деле сверх нормы отпечатать несколько приказов, если их нет!

И вот я решила послать маленький подарочек нашим гостям. Мне сейчас 19 лет и я 5 лет комсомолка, но свой пионерский галстук, который я очень любила, я сохранила. Когда мама хотела порезать его для отделки, мне было очень жалко и я не дала. Решила сохранить на всю жизнь, но когда решила вышить Ленина, то и порезала галстук, мне не жалко было. Ведь галстук это частица нашего знамени, так мы говорили, а Ленин на этом галстуке, будет напоминать далекому другу и товарищу о нашей стране и о человеке, создавшем ее.

Если можете, выполните мою просьбу. А она вот какая. Мне бы очень хотелось, чтобы мой подарок дали какому-нибудь товарищу из Южной Африки. Очень Вас прошу! И чтобы это был не какой-нибудь там артист или спортсмен, а борец. Член партии, комсомола или чего другого, я не знаю как у них там организации называются.
Пожалуйста, сделайте так, как я прошу!

Когда я вышивала, то думала: «Не склоняй головы, товарищь, борись, знай, о тебе знают, на тебя надеются, тебя поддержат, ты не один, у тебя много друзей. Пусть тебе Ленин на кусочке нашего знамени напоминает обо всем этом, пусть поддержит в трудную минуту!».

Ответ Людмиле Соколовой из сектора подарков Советского подготовительного комитета Центрального комитета ВЛКСМ.


Российская государственная библиотека для молодежи выражает большую благодарность Библиотеке имени И.М. Бондаренко — филиал №7 города Таганрога за участие в Общероссийской акции «Дневники Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Москва — 1957. 1985» и за присланные материалы из личного архива читательницы Л.В.Соколовой.


«Корабль юности в океане встреч, улыбок, дружбы». Воспоминания делегата XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов Николая Викторовича Медведева

29 июня 1985 года в № 73 газета «Красная звезда» с большой гордостью писала о предстоящем XII Всемирном фестивале молодежи студентов и участии в нем делегата от Большеулуйского района Красноярского края.

Вся советская молодежь готовится к большому празднику юности — фестивалю молодежи и студентов — празднику, который собирает лучших представителей молодежи мира. Собирает, чтобы подружить, ближе познакомить друг с другом, сплотить в борьбе во имя мира.

Представлять районную комсомольскую организацию на форуме молодежи и студентов будет секретарь комсомольской организации колхоза имени Кирова, член бюро РК ВЛКСМ Николай Викторович Медведев.

Москва в ожидании. Считанные дни остались — и в нашей столице распахнет лепестки фестивальный цветок. <…>

Среди делегатов фестиваля будет представитель Большеулуйского района. Это Николай Медведев. Он работает главным инженером в колхозе имени Кирова, куда пришел после окончания Красноярского сельскохозяйственного института.

Молодой специалист, он быстро завоевал доверие и уважение к себе со стороны товарищей по работе и колхозников. Человечность, простота в обращении с людьми — эти качества характера у Николая заложены еще с детства. Поэтому и доверили ему такое важное и ответственно задание — представлять в Москве молодежь одного из районов Сибири, которое дал ему райком комсомола от имени всей молодежи нашего района. Как говорится, честь Николаю оказана по праву.

Воспоминания и впечатления Николая Викторовича Медведева от участия в XII Всемирном фестивале молодежи и студентов были напечатаны в газете «Красная звезда» от 13 августа 1985 года.

Enlarge

redstar_4489
Газета «Красная звезда», 13 августа, № 97, 1985

Уже потом, когда работа фестиваля завершилась, на встрече в интерклубе гостям форума молодежи, его делегатам был задан вопрос: что на фестивале понравилось больше всего? Многие отвечали: “Конечно, открытие и закрытие”.

Да, на эти торжества нельзя было смотреть без волнения. Музыка, песни, краски — все было очень впечатляюще. Когда делегации проходили по стадиону в Лужниках, их приветствовали стоя и такими овациями, что не слышно было объявлений диктора по стадиону. И наоборот, когда к микрофону подошел Генеральный секретарь нашей партии Михаил Сергеевич Горбачев, стадион притих. Ведь он говорил о том, как уберечь мир на земле, как сделать, чтобы всем людям планеты жилось хорошо, чтобы знали они как можно меньше горя и как можно больше радости.

В общем-то, фестиваль получился не только праздником. В его ходе ярко просвечивалась рабочая обстановка в деле борьбы за мир. И наша страна сделала все возможное, чтобы ничем не омрачить форума молодёжи.

Нельзя было без волнения разговаривать с юношами и девушками из Никарагуа, обмениваться с ними сувенирами. 14—15-летние многие носят на груди боевые награды, многие прибыли на фестиваль после жестоких сражений с “контрас” в горах Кордильеры-Исабельи. Они еще строят свое счастье, но уже заслужили такой жизни, какой живет молодежь в других странах социализма.

Развлекательная программа фестиваля была очень насыщенной. Перед делегатами и гостями выступали самые популярные в стране и за рубежом художественные коллективы, певцы, актеры. Запомнилось выступление артистов на льду из Киева, номера Н. Линичук и И. Бобрина, песни В. Леонтьева, Дина Рида, вокально-инструментальный ансамбль из Таллина. Песни, танцы, игры. И все это не в отдельном каком-то месте, а по всей Москве. Как передать это словами? 15 тематических центров работало в Москве!

Запомнился массовый забег на фестивальную милю, длиной 1985 метров. И не ради рекордов, ради участия. И, конечно, было очень приятно, когда мы, красноярцы, узнали, что главным балетмейстером при подготовке открытия и закрытия фестиваля был руководитель ансамбля танца Сибири М. Годенко.

Каждый день фестиваль имел самую разнообразную программу. Неизменным было лишь одно — тема борьбы за мир. В те дни каждый из нас с особой силой понял, что будущее планеты в руках молодых.

Во время митинга на площадке перед спорткомплексом “Олимпийский” прозвучали такие слова: “Сейчас в мире накоплен ядерный потенциал, которого хватило бы на четыре миллиона взрывов, уничтоживших сорок лет назад японский город Хиросиму”.

Пять тысяч участников митинга приняли эти слова не только как предостережение, но и как призыв к действию.

И вот подошел к концу фестиваль. Завершил плавание символический корабль юности в океане встреч, улыбок, дружбы. Подошел к концу, но не прекратил существования: он навсегда останется в сердцах тех, кто был в эти дни в Москве, кто следил за фестивалем по газетам, радио, телевидению. С грустью мы расстались с теми, с кем нас подружил форум молодежи, но с сознанием того, что эти дни для нас прошли с пользой для общего дела.


Российская государственная библиотека для молодёжи выражает большую благодарность Большеулуйской центральной районной библиотеке имени Героя России Андрея Захарчука и лично жителю села Большой Улуй Н.В. Медведеву за присланные фотографии из личного архива и материалы XII Всемирного фестиваля молодёжи и студентов.


«Свет этого события согревал меня в самые трудные времена». Воспоминания делегата VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов Нэлли Алексеевны Стражниковой

В VI Всемирном фестивале молодежи и студентов 1957 года принимала участие делегация Новгородской области. Среди делегатов были передовики производства и сельского хозяйства, деятели культуры Великого Новгорода и области — в их числе оказалась и методист Дома народного творчества Нэлли Алексеевна Петрова (в замужестве Стражникова).

Спустя 50 лет Нэлли Алексеевна написала небольшую заметку с воспоминаниями о фестивале, но она так и не была опубликована. В июле 2008 года газета «Новгородский ветеран» выпустила интервью с Нэлли Алексеевной Стражниковой об участии в фестивале. В рамках акции «Дневники Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Москва — 1957. 1985» она поделилась с нами фотографиями из личного архива и выпуском газеты со своими воспоминаниями.

Москва встретила нас ранним утром музыкой духовых оркестров, которые приветствовали все прибывающие делегации. После всего пережитого за войну моим поколением, нам казалось, что мы попали в какой-то волшебный мир, в рай, в котором много добра, любви и тепла, — вспоминает Нэлли Алексеевна в интервью газете «Новгородский ветеран».

Enlarge

novgorod
Из личного архива Стражниковой Н.А. Интервью «VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов» в газете «Новгородский ветеран», июль 2008

Делегаты много гуляли по праздничной Москве и восхищались тем, как преобразилась столица в дни фестиваля. Пестрые плакаты с фестивальной ромашкой, ленточки и выкрашенные в яркие цвета элементы городского декора, нарядные витрины магазинов — все говорило о начале новой эпохи в жизни советской молодежи и всего СССР.

Особо хочется сказать о самой столице: она была так красиво украшена, новгородцы дивились тому, что вазы изготовлены из земли и наполнены красивыми цветами, а балконы москвичи украсили коврами, цветами, гирляндами. Парки и скверы превратились в красивые оазисы.

Фестивалю были посвящены многие произведения писателей, художников, композиторов, первые полосы газет и многочисленные интервью и программы на советском телевидении. Благодаря сохранившимся воспоминаниям участников молодое поколение, которое в октябре 2017 года станет свидетелем XIX Всемирного фестиваля молодежи и студентов в нашей стране, узнает о том, какое значение имели эти фестивали для советской молодежи.

Об этих праздниках написаны целые книги. Но важнее личные впечатления, оставшиеся от тех дней. У нашей делегации состоялись встречи с молодежью из разных стран мира. Запомнился мне танцевальный коллектив из Индонезии. Мы дивились их танцам, которые могли продолжаться бесконечно долго. Наша новгородская делегация была на фестивале четыре дня. Затем ее сменили, кажется, еще две другого состава. Так происходило и с делегациями других областей. И каждые четыре дня проходило одно крупное мероприятие. Для нас таким стал водный праздник на Москве-реке.

Грузовые машины с бортами стояли на набережной. На днище кузовов автомобилей были расчерчены квадраты, где предстояло стоять каждому. Только мы заняли свои места, как тут же началось чудо: поплыли лодки и катера, украшенные и наполненные сказочными героями — тут были Баба-яга и Соловей-разбойник, плыл плот «Кон-Тики» и ладья с новгородским былинным купцом Садко. Но всеобщий восторг и ликование вызвало появление из-за излучины реки мчащегося вихрем белоснежного красавца-корабля на подводных крыльях, изготовленного Сормовским заводом тогда Горьковской области в подарок Всемирному фестивалю молодежи и студентов!

Enlarge

strazhnikova_02
Делегация Новгородской области у памятника М.В. Ломоносову на фоне главного здания МГУ. Из личного архива Н. А. Стражниковой

Все истории участников фестиваля объединяет большое чувство гордости за свою страну и благодарность за оказанную честь представлять свою область на важном для всей страны событии. Эти чувства участники пронесли через всю жизнь.

В сердце каждого присутствовавшего на фестивале это торжество оставило неизгладимый след, наполнило душу гордостью за свою страну, родило желание работать больше, чтобы сделать и свой город одним из лучших в мире. Об этом мы рассказывали в своих коллективах и так старались жить. <…>

Тогда нам было по 20—25 лет. Сейчас все мы находимся в приличном возрасте, ведь прошел уже 51 год — за плечами большая часть жизни. Но идеи фестиваля, его необыкновенные дни остались в памяти на всю жизнь.

Свет этого события согревал меня в самые трудные времена. Я счастлива, что была участницей такого грандиозного праздника.

Enlarge

strazhnikova_03
Юбилейная фотография. Из личного архива Н.А. Стражниковой

После участия в фестивале Нэлли Алексеевна без малого 30 лет преподавала в Новгородском училище культуры, с большой радостью делилась своими воспоминаниями со студентами и коллегами, с которыми и сейчас ее связывают теплы отношения.


Российская государственная библиотека для молодёжи выражает большую благодарность Библиотечному центру «Читай-город» (Великий Новгород) за участие в Общероссийской акции «Дневники Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Москва — 1957. 1985» и присланные материалы делегата VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов Н.А. Стражниковой.


festheme_2.jpg

Из 1985 к 2017: каким будет нынешний Всемирный фестиваль молодёжи и студентов

F1985B

После фестиваля 1985 года в Москве, в период начавшейся перестройки, фестивальное движение стало испытывать сложности: лидеры молодежных организаций менее активно участвовали в фестивальных мероприятиях, а на подготовительной встрече по организации XIV фестиваля в 1997 году в Гаване присутствовало всего 7 организаций.

Благодаря усилиям Всемирной федерации демократической молодежи после долгого перерыва традиции фестивального движения были восстановлены. В период с 2001 по 2013 год прошел XV фестиваль в Алжире (2001), XVI фестиваль в Каракасе (2005), XVII фестиваль в Претории, ЮАР (2010), XVIII фестиваль в Эквадоре (2013).

Участники тех фестивалей обсуждали новые важные темы — опасность глобализации, права человека, ксенофобию, терроризм, однако тема мира и дружбы осталась главной спустя многие годы.

Сохраняя преемственность фестивальных традиций и поддерживая ценности фестивального молодежного движения, Россия в октябре 2017 года в третий раз примет гостей на XIX Всемирном фестивале молодежи и студентов.

Нынешний Фестиваль пройдет в Сочи с 14 по 22 октября и обещает быть не менее масштабным по числу приглашенных гостей — более 20 тысяч человек из 150 стран. Это лидеры молодежных НКО, молодые журналисты, писатели, художники, музыканты, преподаватели, спортсмены и лидеры спортивных клубов и объединений, учены, IT-специалисты, лидеры молодежных организаций политических партий и другие.

Наша общая цель — сделать фестиваль самым запоминающимся молодёжным международным событием в мире!

Основные цели, которые стоят перед участниками нынешнего фестиваля, звучат так: консолидация молодежного мирового сообщества вокруг идеи мира, дружбы и справедливости, укрепление международных связей, развитие межнационального и межкультурного взаимодействия, повышения интереса к России. Для реализации этих целей предлагается создать сеть дружественных иностранных молодёжных некоммерческих организаций по всему миру, принять призыв молодежи к мировому сообществу и воссоздать международный союз студентов.

Организаторы обещают интересную, масштабную программу. В рамках фестиваля будет несколько площадок по разным направлениям, от культуры до спорта, и большая дискуссионная программа. Также планируются выставки, квесты, ярмарки, творческие мастерские, встречи с известными людьми, демонстрации научно-технического творчества молодежи, концерты классической, джазовой и современной музыки, показы кино и многое другое.

Фестиваль в Сочи имеет большое значение для развития молодежного движения во всем мире: «Одним из новшеств фестиваля мы хотим сделать встречу «в полях» бывших руководителей молодёжных организаций разных стран и разных поколений с молодёжью и друг с другом. Обеспечив, таким образом, не только общение молодёжи со всех концов света, но и возможность для взаимопонимания и общения разных поколений людей, разделяющих все эти годы одни и те же принципы борьбы за мир, дружбу и справедливость!», — отметил Григорий Петушков, Председатель Национального подготовительного комитета Всемирного фестиваля молодежи и студентов 2017 в России.

F2017